Итак, основа первая — принцип разделения властей. Закреплен в ст. 10 Конституции: «Государственная власть в РФ осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны».

Почему так? Чтобы не дать всю власть «в одни руки». Если дать, то править будет уже не народ, а лицо или орган, в чьи руки попала власть. Ничем хорошим такое правление не закончится. Вспоминайте тиранов от Калигулы («Стоит мне кивнуть, и вам перережут глотки!») и Людовика XIV («Государство — это я!») до Сталина («Обо мне говорят, что я чудовище, а я, видите, шучу по этому поводу. Значит, я не так и ужасен».) и Пиночета («Любую демократию периодически нужно купать в крови».).

В самом общем виде идею разделить власть предложил еще Аристотель. Сказал так: «Во всяком государстве этих составных частей три… Вот эти три части: первая — законовещательный орган, рассматривающий дела государства, вторая — должности, третья — судебные органы».

Много веков спустя в этом направлении думал и Джон Локк. Окончательно идею разделения властей превратил в стройную, не- противоречивую теорию французский просветитель Шарль Луи Монтескье (1689–1755). По его теории государственная власть едина, но подразделена на три рода:

«В каждом государстве есть три рода власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами международного права, и власть исполнительная, ведающая вопросами права гражданского».

Первая власть создает законы. Вторая — занимается безопасностью и, говоря современным языком, внешней политикой и дипломатией. Третья власть «карает преступников и разрешает споры граждан» — судебная власть.

Судебная власть о Монтескье помнит: «Не может быть свободы, если судебная власть не отделена от законодательной власти и от исполнительной власти. В соединении с законодательной властью власть над жизнями и свободой граждан станет деспотичной, поскольку судья будет и законодателем. В соединении с исполнительной властью судья получит силу государственной репрессии» (Постановление ЕСПЧ от 22.06.2004 по делу «„Пабла Кю“ против Финляндии» (жалоба № 47221/99), особое мнение судьи Х. Боррего).

Между тем испокон веков государство представляли чем-то единым. Сильным. Страшным. Мощным. Как писал Гоббс четыреста лет назад:

«Ибо искусством создан тот великий Левиафан, который называется Республикой, или Государством (Commonwealthor State), по-латыни — Civitas, и который является лишь искусственным человеком, хотя и более крупным по размерам и более сильным, чем естественный человек, для охраны и защиты которого он был создан.

В этом Левиафане верховная власть, дающая жизнь и движение всему телу, есть искусственная душа, должностные лица и другие представители судебной и исполнительной власти — искусственные суставы;

награда и наказание (при помощи которых каждый сустав и член прикрепляются к седалищу верховной власти и побуждаются исполнить свои обязанности) представляют собой нервы, выполняющие такие же функции в естественном теле;

благосостояние и богатство всех частных членов представляют собой его силу, salus populi, безопасность народа, — его занятие; советники, внушающие ему всё, что необходимо знать, представляют собой память; справедливость и законы суть искусственный разум (reason) и воля; гражданский мир — здоровье, смута — болезнь, и гражданская война — смерть».

После теории разделения властей государство предстает нам уже эдаким Змеем Горынычем. То же чудище, но — о трех главах. Законодательная, исполнительная, судебная. И после- дующие мыслители идею «не дать всю власть в одни руки» до- полнили до: а давайте, пусть головы змия следят друг за другом.

Если исполнительная власть потянет одеяло на себя, может вмешаться судебная власть и признать действия исполнительной незаконными.

Если судебная власть присвоит себе слишком много полномочий, законодательная власть издаст закон и «стреножит» судебную.

Если законодательную власть понесет куда-то не туда, судебная власть может признать тот или иной закон не конституционным (не законным).

Помните детскую игру «Камень, ножницы, бумага»? Камень ломает ножницы. Ножницы режут бумагу. Бумага накрывает камень. Очень похоже. Всё то же самое, только на государственном уровне.

В теории такой подход назвали «система сдержек и противовесов». Пишут: «Система сдержек и противовесов, представленная реализацией принципа, способствует формированию сбалансированной политической системы, отвечающей признакам справедливости и целесообразности.

Принцип разделения властей на протяжении столетий имеет руководящее значение для организации государственного механизма. Принцип выдержал испытание временем и занимает ведущее место в реализации государственной власти».

Поэтому современные русские ученые говорят о принципе разделения властей с учетом системы сдержек и противовесов. «Конкретное содержание принципа разделения властей состоит в следующем:

• законы должны обладать высшей юридической силой и приниматься только законодательным (представительным) органом;

• исполнительная власть должна заниматься в основном исполнением законов и только ограниченным нормотворчеством, быть подотчетной главе государства и лишь в некотором отношении парламенту;

• между законодательным и исполнительным органом должен быть обеспечен баланс полномочий, исключающий перенесение центра властных решений, а тем более полноты власти на одного из них;

• судебные органы независимы и в пределах своей компетенции действуют самостоятельно;

• ни одна из трех властей не должна вмешиваться в прерогативы другой власти, а тем более сливаться с другой властью;

• споры о компетенции должны решаться только конституционным путем и через правовую процедуру, т.е. Конституционным судом;

• конституционная система должна предусматривать право- вые способы сдерживания каждой власти двумя другими, т. е. содержать взаимные противовесы для всех властей».

Дополнительная польза от разделения властей — специализация.

«Практический смысл учения о разделении властей состоит в специализации сотрудников того или иного органа на выполнении привычных для них операций. В этом отношении разделенная на ветви государственная власть напоминает конвейер, где каждый рабочий выполняет одну простейшую операцию, доведенную до автоматизма. Очевидно, он менее квалифицирован, чем мастер ремесленной мастерской, но именно применение конвейера в фабричной организации производства позволило существенно повысить производительность труда и вытеснить с рынка продукцию ремесленных мастерских.

0

Автор публикации

не в сети 5 часов

GarryB83

0
Комментарии: 0Публикации: 1077Регистрация: 17-07-2018

0 комментариев

Добавить комментарий